Главная :: О нас :: Помним.. :: Наш форум :: Контакты
МОСКВА
САНКТ-ПЕТЕРБУРГ
ВОРОНЕЖ
ИРКУТСК
ПЕРМЬ
ЕЩЕ ГОРОДА
ДЕТИ ПЛАНЕТЫ
Мы объединяемся для борьбы с обстоятельствами, приводящими детей к физической, нравственной, социальной и духовной гибели, и для создания условий для развития в каждом ребенке хороших, нужных человеку и обществу качеств, моральных и духовных ценностей.


Стихи о детях и семье. Большая подборка.

В этом разделе мы собираем стихи о детях, о детстве, о семье. Разные стихи — веселые и грустные.

К сожалению, иногда сложно установить авторство стихотворений. Если Вы являетесь автором одного из приведенных ниже стихов, напишите нам, и мы обязательно укажем Ваше имя.

Если Вы хотите добавить в раздел новое стихотворение — пришлите его на info@detirf.org


Р.Рождественский

— Снова дралась во дворе?
— Ага!
Мама,
но я не плакала.
Вырасту-
выучусь на моряка.
Я уже в ванне
плавала!
— Боже,
не девочка, а беда!
Сил моих больше нету.

— Мама,
а вырасту я когда?
— Вырастешь!
Ешь котлету.

— Мама,
купим живого коня?
— Коня?!
Да что ж это делается?

— Мама,
а в летчики примут меня?
— Примут.
Куда они денутся?!
Ты же из каждого,
сатана,
душу
сумеешь вытрясти!

— Мама,
а правда, что будет война?… …..
и я не успею
вырасти?… … … ….

***
Жили-были ручки,
Ручки-закорючки,
Что они не брали -
Все они ломали:
Только тронут вазу -
Разбивают сразу,
Чуть коснуться книг -
Разрывают вмиг.
Hо страшнее бомб и пушек
Были ручки для игрушек.
Горевали мама с папой,
Ручкины родители:
«Долго ли нам мучиться,
Что из них получится?»
Годы шли — и ручки вдруг
Стали парой взрослых рук.
А хозяин этих рук
Стал известный врач хирург.
Стали для науки
Золотые руки!

***

Ты болен, мой сокол.
Зажато в тиски
Недугом сведённое тело.
На тысячи лет
Материнской тоски
Душа моя постарела.
Ты сильный,
Ты выдержал много боёв,
Но схватка с болезнью всё длится…
Тебе принесла я 
Сердце своё,
А вдруг оно пригодится!

***

Пишите письма в детские дома,
С утра пораньше, вечером и ночью,
Пишите чаще их в себе, всегда,
Как будто переписывались с дочью.
Пусть в том письме, зажжется огонек,
В ночной степи в окошке, у дороги,
Пусть к Вам спешат сирот, босые ноги,
Пусть станет светлым для детей денек,
Пишите письма в детские дома,
Туда, где нет любви и ласки,
Где дети ночью открывают глазки,
И тихо шепчут: где ты мама, ма….
Пишите им, ничьим и не чужим,
Забытым миром, не забытым Богом,
Им в мир идти, по неизведанным дорогам,
Пишите письма люди чаще им.
Пишите письма, будто там Ваш сын,
Ушедший, убежавший, но любимый,
От Бога он такой..неповторимый,
Ничей, но Ваш, в миру один-один…
Пусть в письмах веет домом и теплом,
Руками матери, домашним спелым хлебом,
Пусть души детские спешат в Ваш светлый дом,
И там встречаются с прозрачным, чистым небом.

***

Детство

Беспечные занятия
Умчались миновали…
Уютные объятия
Крест-накрест тёплой шали…
Морозные «куличики»
«Блины» из снежной корки,
И визг до неприличия
За переделы горки…
Прыжки по майским лужицам,
Велосипедик звонкий.
Мир каруселью кружится
И ноги все в зелёнке…
Сачок из дымки марлевой,
Стекляшки для «секрета»,
Жара, рыбалка, зарево,
Ночное, запах лета…
Гербарии, коллекции,
Осенние простуды,
И тайны — «мифы Греции»…

И горя нет… покуда…

***

Габриэла Мистраль.

Просила я пшеницу в поле,
чтоб зерна горькими не стали;
просила гроздья винограда,
чтоб сына мне не опьяняли.
Вино и колос услыхали
и, чуть качнувшись, обещали.

Медведя черного просила -
к нему другие не взывали,
чтоб звери, мальчика увидев,
его в лесу не растерзали.
Шерстинки черного медведя,
чуть шевельнувшись, обещали.

Шепнула на ухо цикуте
(нечистая в сторонке встала),
чтоб, если в рот ее возьмет он,
она его не убивала.
И поняла меня цикута
и, чуть качнувшись, обещала.

И я уговорила реку
(вода коварная бежала),
чтоб не губила, не топила,
всегда несла и узнавала.
И всплеском животворной пены
река мне это обещала.

Так обхожу я все на свете,
чтоб на него все поглядели;
смеются женщины — ребенка
я унесла из колыбели;
как будто без дождя и ветра
живут гранат и шишка ели!

Когда он снова в колыбели
ореховой, в тепле пеленок,
весь мир я страстно умоляю,
и ночью я шепчу спросонок,

чтоб мир, как мать, моим безумьем
был поглощен, был чист и звонок,
и чтоб он радовался так же,
как выношенный мной ребенок.

***

Украденное детство

Игрушки — ржавая винтовка,
Да без приклада автомат.
Война, кровавая воровка
Украла детство у ребят.
И бродят дикие зверята,
Шарахаются от людей.
Война, конечно виновата…
Но души ранила детей
Из страха выросшая злоба
Родных людей забывших стыд,
Готовых довести до гроба
Детишек плачущих навзрыд.
Не обогрели в дождь и в холод
Их беззащитные сердца,
Не поделились хлебом в голод
С ребёнком, росшим без отца.
И нет уж сил сопротивляться,
Из дома выгнала родня.
… … … … … … … … … … … … …
Но научила улыбаться
Их приютившая семья.

***

Чей — то ангел…

Ангел прыгал и летал,
Ангел бегал по вагону,
Ангел станции считал
И людей на всех перронах.

То смеялся, то скучал,
То ходил к соседям в гости,
Чинно пил со всеми чай,
Ну совсем как ангел-взрослый!

А потом влетел ко мне,
Примостился на коленях.
Чей ты ангел? Чьих утех
Плод, чьего воображенья?

Сонно глазки кулачком
Тёр и мило улыбался.
Взял бумагу и молчком
Что-то там писал, старался.

И уснул. А я не сплю.
Не до сна. Такая ночка!
Пишет «Я ТИБЯ ЛУБЛЮ «
Чей-то ангел на листочке…

***

Виктория Роше

Детство

Солнце сквозь листья чинары. Жарко.
Неспелый урюк уже сорван и сьеден.
За молоком — к белозубой татарке.
Через забор, за мячом, к соседям.

В маминой спальне темно и душно.
Голыми пятками — по половицам.
Красную мальву — ей на подушку
И снова во двор — улыбаться птицам.

Скрип полусгнившей старой калитки -
В школу, мимо лавки глухого сифарда.
Дорога туда — не быстрее улитки.
Дорога обратно — прыжками гепарда.

Подарок родителей — красная „Кама“
Сбросит в арык, непокорной лошадкой.
Царапину йодом, но плачу упрямо:
„Мама, подуй, мама, дай шоколадку.“

Сладким шатутом испачканы руки.
Вымыть? Иль снова об шерсть собачью?
„На абордаж!“ и соседскиe внуки
К бабушке жмутся и громко плачут.

Греции мифы — любимая книжка.
Я — Артемида, грозна и бессмертна.
Зевс заболел и играть не вышел.
„Ку-у-ша-а-ть!“Разве боги едят котлеты?

-“Пойдем на базар, воровать арбузы?“
-“Как воровать?! Чтобы нам влетело?!“
-“Ну, хорошо, тогда кукурузу?“
-“Ну, кукурузу — другое дело.»

Заноза, сладко щемящая в сердце.
Умная память плохое забыла.
Детство, умильное, пыльное детство..
С кем это было? Когда это было?

***

Вовочка

Солидный поpтфель и солидная шляпа -
За Вовочкой в садик является папа.
Впеpвые за пять с половиною лет
У папы нигде совещания нет.
Солидный папаша стоит на паpкете
И надпись читает: «Hоpмальные дети».

— Я здесь, — говоpит он, — впеpвые сейчас.
Мой Вовочка, видимо, где-то               у вас?
Он pобкий такой и послушный с пеленок.
По-моему, голубоглазый pебенок.
— Пpостите, но это pебенок не наш,
Вам нужно подняться еще на этаж.

И снова папаша стоит на паpкете,
А свеpху написано: «Тpудные дети».
За сеpдце хватается Вовочкин папа,
И тихо на нем поднимается шляпа.
— Я здесь, — говоpит он, — впеpвые сейчас.
Мой Вовочка, видимо, где-то               у вас?
— Пpостите, но это pебенок не наш,
Вам нужно подняться еще на этаж.

И снова папаша стоит на паpкете
Под надписью «Самые тpудные дети».
За стенку хватается Вовочкин папа,
Все выше на нем поднимается шляпа.
— Я здесь, — говоpит он, — впеpвые сейчас.
Мой Вовочка, видимо, где-то               у вас?
— Пpостите, но это pебенок не наш,
Вам нужно подняться еще на этаж.

Еще на этаж поднимается папа,
По лестнице катится папина шляпа.
Он медленно сел и шепнул: — Обстановочка!…
Железная двеpь — и написано: «ВОВОЧКА»!

***

Воспоминание о детстве

Окно. Задёрнутая штора.
Крик поездов в ночной дали.
Под звук заезжего мотора
По стенке тени проползли.

В беззвучном воздухе повисли
Шуршанье крон, цикадный звон,
Дремотой спутанные мысли —
Уже не явь, ещё не сон.

Собак глухая перепалка,
Дрожащий свет ночных огней…
Промчался день. Его не жалко:
Ведь впереди так много дней!

Ещё не хочется вглядеться
В ушедшее с ушедшим днём.
О, расточительное детство!
Ещё себя мы не клянём

За дни, пропавшие напрасно,
За бестолковые года,
Ещё нам, в сущности, неясно,
Что значит слово «никогда»…

***

Дмитрий Сухарев

Какие чудесные дети
Покрыли земную кору!
Они на трухлявой планете
Растут, как грибы во бору.

Вот рыжик, а это масленок -
Каких только нет пацанов!
Как много им надо пеленок,
Пока дорастут до штанов!

В штанах они ходят не сразу,
Но сразу же ходят в штаны.
Научатся! Не было б сглазу -
Всему научиться должны!

Волнушки, подгруздки, опята -
Какая крикливая рать!
Как славно, что эти ребята
Не любят в молчанку играть.

Орите, ребята, растите,
Боритесь за званье людей!
Пусть будет вам сколько хотите
И солнца и теплых дождей.

Какие чудесные песни
Мы вам сочиним про запас!
Но самые честные песни
Напишете вы после нас!..

***

Катя
Счастье

День со счастья начинается,
Счастье встало раньше всех!
Счастье маме улыбается,
Развернув улыбку в смех.

Счастье по полу зашлёпало,
Босиком и без штанов,
Моё счастье голопопое,
Несмышленое оно,

Шабутное и несмирное,
Тут — ломает, там — крушит,
Над губой — усы кефирные…
Вот оно ко мне бежит!

***

Света Карпова, 13 лет 
Чудо-лекарство

Взрослые! Если грустите,
Кошки скребут на душе -
Детство в аптеке спросите:
В капельках или в драже.

Пару цветных витаминок,
Капелек с сахаром пятъ -
И босиком без ботинок
Прямо по лужам гулять.

В ваших глазах отразится
Небо такой синевы…
Солнцем, травинкой и птицей
Будто бы станете вы.

Снова деревья большие,
Хочется петь и играть!
… Может, вы даже решите
Больше детей не ругать?

Детства волшебное царство -
Радость весёлых проказ…
Жаль, что про чудо-лекарство
Мамы не знают пока.

Но не беда! Слава Богу,
Вместо чудесных затей
Взрослым придут на подмогу
Смех и улыбки детей!

***

Вадим Егоров

В ту ночь, когда Москву обшарил первый ливень,
Я, брошенный к столу предчувствием беды,
В дрожащей полутьме рукой дрожащей вывел:
«Дождь смоет все следы, дождь смоет все следы“.

Четырежды падут все вехи и устои,
Исчезнут города, осыплются сады,
Но что бы ни стряслось, тревожиться не стоит,
Дождь смоет все следы, дождь смоет все следы.

Ведь время — тоже дождь, который вечно длится,
Который не щадит ни женщин, ни мужчин.
Он хлещет наугад по крышам и по лицам,
По инею волос и кружевам морщин.

И сколько б ты не жил, в какой бы не был силе,
И кто бы не склонял тебя на все лады,
И сколько б не вело следов к твоей могиле -
Дождь смоет все следы, дождь смоет все следы.

Так думал я, когда от грома задрожали
Промокшие дворы, и два моих птенца,
Которых мы с тобой так рано нарожали,
Устроили галдеж перед лицом отца.

И понял я в тот миг, от ливня изнывая,
Что детский этот крик, ворвавшийся сюда
И есть тот самый след, который несмываем,
Который негасим никем и никогда.

А дождь идет вовсю и помощи не просит,
Звенящую метлу зажав в своей горсти,
Он драит тротуар, как палубу матросик,
И мокрый тротуар, как палуба, блестит.

***

Любовь Сирота

Ребёнок у дверей всё просит свет включить,
Преследуют его младенческие страхи.
Пусть этот белый маг — вольфрамовая нить -
Избавит от существ, таящихся во мраке.

Вселенная его, как комната, темна,
Он
что-то               говорит, но смысла не уловишь:
Нет логики в словах — лишь мистика одна,
Тот самый сон ума, рождающий чудовищ.

И как я ни трудись, но их не разгляжу -
Тех, кто играет с ним в таинственные прятки.
Я в комнатную мглу бестрепетно вхожу,
Вселенная моя в логическом порядке.

Теперь труднее стать участником игры
И без улыбки внять мистическим рассказам -
Куда роднее нам разумные миры.
Фантазия жива — но ею правит разум.

Я лампу засвечу и выйду на балкон.
Ребёнок за спиной затихнет, успокоясь.
А я взгляну во тьму, где блещет Орион,
И предварит стихи его трёхзвёздный пояс.

И движутся миры, и полночь на часах,
И вечность притекла в моё тысячелетье,
И надо ли жалеть о детских чудесах,
Когда в моих садах созвездья, как соцветья!

И можно цепенеть, глядеть во мрак миров
И считывать стихи — мистически, бессонно.
У них названья нет. Над ними вместо слов
Пылают три звезды, как пояс Ориона.

***

Сказала мама:“Кипятить
Должны мы воду, чтобы
Микробов вредных в ней убить».
Я больше чай не стану пить —
Там дохлые микробы!

***

«Ее мальчику две недели. Она склоняется к колыбели и все слушает, как он дышит. За спиной говорят: „Вот глупая, так и льнет к нему, не отходит, никого не видит и уж точно не слышит.А она им всем: „Вы и не жили, если вам не знакома сладость дыханья таких мальчишек. Нет, ну правда, на самом деле“.И ей кажется, что самой ей никакие не тридцать лет, а лишь две золотые недели.Она кружит мальчишку в березовой роще и наверх обращается: „Боже, боже, ну за что мне такой красивый мальчик!“ А щербатое детство вовсю хохочет. Обернется она на знакомый голос, и мужчина, который копия мальчик, на плечах у которого, словно галстук, развеваются мокрые колготки, улыбнется: „Как хорошо, что нас трое“. Она зажмурит глаза и подумает: „Господи, ну за что же мне счастье такое“.Ее мальчик слезами на клавиши каплет, и в груди тотчас рвется важное что-то               . Эти моцарты, григи, шопены и листы, этот дурацкий, ненужный, безумный опыт. Все сольфеджио и концертмейстеры — ну их к черту, ей пианист не нужен. Ни ван клиберн, ни лобачевский, невский, путин, кюри, бестужев… Лишь бы только мальчик не плакал, лишь бы не умирать от жалости. Он ей шепчет: „Пожалуйста, не пойду туда больше“, а она прижимает к себе головку: «Не ходи туда больше, пожалуйста“. Он пятнадцатилетний ежик. Ей хотелось, чтоб навсегда вместе, чтоб в охапку, чтобы в обнимку. Хоть в какую-нибудь Анапу, Гагры, Сочи, иную чужбинку. Но он молча уходит из-под ладони, у него футболы и рок-н-ролы, у него большие на жизнь планы, он от неба не ждет никакой манны. Он все сделает так, как сам захочет, он любовь ее пронесет сквозь жизнь между прочим. Между верой и отчаяньем, между радостями и печалями. А пока на макушке растут иголки, и ей верить не хочется, что в любви ее — ну совсем никакого толку. Ее мальчик в Андах и в Альпах. Ее мальчик вырос в героя. Ей бы им гордиться-хвалиться, а она не знает покоя. Ему достаются вершины мира, моря-океаны, близи и дали. Ей — глобус усеивать флажками, вешать на стену вымпелы да медали. Он, верно, целует заморских женщин, ей это не больно и не ревниво. Ей самой все отчаянней хочется видеть колготки внуков на шее у сына. Только однажды бессонной ночью она подскакивает в кровати. Ей снится маленький ежистый мальчик, а сердце колотится так некстати. Она уже слышит звонки в прихожей, но ищет таблетки и теплую юбку. Сжимает в горсти пузырек с лекарством, идет к аппарату и первый раз в жизни боится поднять телефонную трубку.Ее мальчику с чем-то               там тридцать, он сидит на больничной постели. Беззащитен и безоружен, как в той маленькой и далекой детско-песенной колыбели. Он острижен и перевязан, он такой же, но слишком ранен, слишком бледен, слишком потерян. Она замирает в дверном проеме, словно у важной какой-то грани.Ей так страшно к нему прикоснуться. Он все тот же выросший ежик, вдруг сейчас уберет ее руку, вдруг попросит ее убраться. Что ж ей сделать такого, что же.Шаг навстречу, микрон движенья, подзывает ее рукой. На ватных ногах подходит, садится на край постели, головы касается головой.И он снова ее мальчик. Тот, который в березовой роще. Тот, который слезами по клавишам. Тот, который из-под ладони. Тот, который в Андах и Альпах. Тот, который всегда будет. И никто сильнее не любит: ни в Париже, ни, что там, в Москве.Он сидит, не шелохнется, кулаком вытирает слезы.Она гладит его по замшевой голове… «

***

Птица ль стучится в чужое окно?
В жизни немало коллизий…
Можно лишь только устало вздохнуть:
от нас ничего не зависит…
В ярко горящих огнях казино;
Мерзнет старушка у храма;
И доживает свой век вдалеке,
ставшая старенькой мама…
Жмутся дворняги ко входу в метро,
Ну, мы за них не в ответе…
И у ларьков матерятся легко
чьи-то подросшие дети…
Вечная серая вымерзлость лиц,
Хрупкая кажущесть судеб…
Можно привычно мимо пройти -
никто ни за что не осудит.
Время стекает с залатанных крыш
и ненаписанных писем…
Где-то в детдоме плачет малыш.
От нас ничего не зависит???

***

Не бросай меня, мама.

Целый мир между нами.
Я хочу, чтоб ты знала,
Как я плачу ночами.

Почему этот берег,
Без конца уплывает?
Почему я не верю,
Что надежд не бывает?

Я тебе нарисую
Прошлогоднее лето.
Здесь из форточки дует
И на венах отметка.

Здесь железные двери,
Потолок угнетает,
Но я всё-таки верю,
Что надежды бывают.

Майонезная банка -
Моя чашка и ложка,
И кривая осанка.
Как-бы жизнь понарошку.

Бесконечность истерик
Эти дни вызывают,
Но я всё-таки верю,
Что надежды бывают.

Забери меня, мама.
Не нужны мне игрушки.
Я не буду упрямым,
Стану очень послушным.

Эти страшные звери
В темноте нападают,
Но я всё-таки верю,
Что надежды бывают.

Не бросай меня, мама.
Целый мир между нами.
Я хочу, чтоб ты знала,
Как я плачу ночами.

Нет нормальной одежды,
И я часто болею.
Ах, надежды, надежды,
Почему я вам верю?

Не скрывайтесь от сердца,
Не пытайтесь не слышать.
Помогите согреться,
Помогите нам выжить!

***

То, что я сейчас скажу -
Важно.

Я тебя удочерю.
Можно?

Это будет вовсе не
Страшно.

Это будет даже не
Сложно.

Ну не плачь, послушай, я
Честно!

Обещаю настоящей быть,
Тёплой.

Усажу тебя к себе,
В кресло,

Вытру слёзы со щеки
Мокрой.

Сладкой-сладкой угощу
Ватой.

Назову своей морской
Пчёлкой.

Разрешу без рукавов
Платье,

И подольше, до весны,
Ёлку.

Заболтаю — ни о чём
Сказкой,

Понадую пузырей
Мыльных.

Заберу и спрячу все
Маски -

Те, в которых ты была
Сильной.

Подарю блаженство стать
Слабой,

Беззащитной, не боясь
Фальши.

Хорошо ведь младшей быть,
Правда?

Ну и что, что ты чуть-чуть
Старше.

На ладошке напишу —
„Мама“ -

На своей, а на твоей —
„Дочка“.

Так хочу, чтоб ты была
Самой… !

Я тебя удочерю.
Точно.

***

Проснуться в детдоме районном,

и сразу в сознаньи всплывут

слова в уголке потаённом

„Сегодня за мною придут“.

В унылом приёмном покое

уже от палат вдалеке

заждавшейся мокрой щекою

прижаться к шершавой щеке.

Детдомовской жёлтой дорожкой

и дальше… идти без конца,

касаясь счастливой ладошкой

широкой ладони отца.

***

Маленький, худенький брошенный мальчик,

В ручке помят пластилиновый зайчик.

Снова прошла незнакомая мама,

Губки зажаты до боли упрямо.

Глазки с тревогою смотрят ей вслед,

Выбрал ее, а она его нет,

Даже не знает, что здесь он один,

Что за забором растет ее сын.

Только во сне обнимает мальчишку,

Лепит с ним вместе смешного зайчишку.

Счастьем от этого мальчик живет,

Утром, проснувшись, к забору идет.

Ждет ее снова, магнитя глазами,

Вылеплен зайчик в подарок для мамы.

Вот и она, и сердечко стучит,

Мама проходит, не смотрит, молчит.

Как объяснить ей, что он ее ждет,

Верит, что мама его заберет.

Детского дома холодные будни

С помощью мамы он позабудет.

Только бы мама узнала его

Ждущего молча сынка своего

Снова и снова идет мама мимо,

Даже не зная, как сильно любима.

***

Мальчик к маме из детдома

мчится на часок.

Непутёвая кулёма

ластится: «Сынок!

Выходные завершились,

денег ни гроша… «

Все гостинцы раскрошились

в пальцах малыша -

Он неделю полдник прятал

для своей родной.

Нюхал сладости и плакал

вместе с тишиной.

Целый год одно и то же:

«Милый мой, прости… «

Он в прокуренную кожу

тычется: «Молчи!

Ну, попробуй полечиться,

ты ведь мне нужна!

Жизнь должна перемениться

раз и навсегда».

Обещая, поклянётся,

чуть ли не божась,

И уйдёт, не обернётся,

в перегар и грязь.

… Куртка с плечика чужого,

штопаный носок,

Мальчик к маме из детдома

мчится на часок.

***

Дяденька Бог,

в прошлом году

ты мою мамочку

взял к себе в рай.

А сегодня вот кошка моя умерла.

Так теперь ты хотя бы мне маму отдай.

Ну, а если вдруг мама в раю затерялась,

то пришли мне бабулю или дядю Сережу.

Мне сказали, ты добрый,

справедливый и мудрый.

Только ты, дядя Бог,

в этом деле поможешь.

И вот еще, кстати,

в интернате сказали,

что тебя не бывает,

а ангелы- миф.

Но я им не поверил

и меня наказали.

И стоял я в углу,

всех на свете простив.

***

Вспомни сказку, где движимый светом,
Среди хрупких истертых страниц
Ищет в небе родную планету
Одинокий Маленький Принц.

Мы давно разучились верить
Людям, сказкам и даже себе.
На замок закрываем двери -
Не войти ни беде, ни судьбе.

И бессмысленно пялится город
Желтым множеством окон-глазниц.
В наших душах бетонный холод.
Где ты плачешь, Маленький Принц?

Мне молчание будет ответом
И язвительный дым сигарет.
Мы не можем поверить, что 
где-то               
Из колодцев рождается свет…

Мы давно не смотрели на звезды -
Ночью в небе лишь черный смог.
Безразлично колышется воздух,
Заглушая крик или вздох.

Утром серым, смертельно усталым,
Мы по кругу продолжим свой бег
По раскисшим в грязи тротуарам -
Не до сказок в стремительный век.

А в безлюдных глухих переулках,
В пустоте детдомов и больниц,
В одиночестве зыбком и гулком
Ждет и верит Маленький Принц.

***

Брошенные дети- сверточки, кулечки,
Вы- ничьи сыночки, впрочем, как и дочки.
Крохотные ручки, голубые веки…
Как же вы посмели, люди- человеки?

Брошенные дети преданы заранье
То ли на забвенье, то ли на закланье.
Все, что им осталось: органы опеки…
Будьте милосердны, люди- человеки!

Брошенные дети — слабые травинки,
В лицах ни искринки, ни живой кровинки.
Их глаза, как бездна: не постичь вовеки…
Что ж вы натворили, Люди?!! Человеки??????

***

Ольга Колпакова

Я в детство дверь неслышно приоткрою…

Заброшу все привычные дела,
куплю билет на электричку в среду,
туда, где васильковые луга,
где детство светлое прошло, уеду…

О, милый сердцу, незабвенный край!
Могу ль забыть твою святую нежность!
И хлеба свежего душистый каравай,
и руки матери… ,
… … … … … … … … и ночи безмятежность…

Вот отчий дом под липами в цвету.
Я в детство дверь неслышно приоткрою…
Нарву кувшинок в маленьком пруду,
сплету венок,
… … … … … … ….. им голову покрою…

Вот через речку, весь в заплатках, мост.
Вдали лесок с крестами по над ложем…
Приду на старый, маленький погост,
зажгу свечу на холмике заросшем…

Заплачу светлой, безутешною слезой,
припомнив образ бабушки любимой…
Надену вновь колечко с бирюзой,
присяду под кудрявою рябиной.

Устав от повседневной суеты,
глаза закрыв, вдохну свободно грудью…
Увижу сад, где с яблони цветы
летят на землю с потаенной грустью.

В нем девочку с распущенной косой,
что сказкам верила восторженно и слепо,
с нетронутой обманами душой,
с Судьбой, что написали звезды неба…

И побегу за стаей лебедей,
летящих в вышине на север с юга…
Что сердцу раненому может быть милей,
чем этих чувств нахлынувшая вьюга?

Вернусь под вечер, в детстве растворясь…
Усну, как прежде, в маленькой светелке.
И вновь сверчок, за печкой схоронясь,
споет мне песнь о новогодней елке,

что принаряжена, как в сказке, в Рождество!
Под ней сундук, все тайны мира скрывший…
О! С чем сравнится ночи волшебство-
кораблик детства, в прошлое уплывший!

Разбуженная криком петухов,
умоюсь росами и светлыми слезами,
нарву букетик нежных васильков,
зашью все раны ровными стежками…

И, отдохнув, и сердцем, и душой,
я детства милый островок покину…
Вновь обрету потерянный покой,
твоих обманов, сбросив, паутину…

***

Николай Рыленков
Я помню руки матери моей

Я помню руки матери моей,
Хоть нет ее, давно уж нет на свете.
Я рук не знал нежнее и добрей,
Чем жесткие, мозолистые эти.

Я помню руки матери моей,
Что утирали слезы мне 
когда-то               .
В пригоршнях приносили мне с полей
Все, чем весна в родном краю богата.

Я помню руки матери моей,
Суровой ласки редкие мгновенья.
Я становился лучше и сильней
От каждого ее прикосновенья.

Я помню руки матери моей,
Широкие шершавые ладони.
Они что ковш. Приникни к ним и пей.
И не сыскать источника бездонней.

Я помню руки матери моей,
И я хочу, чтоб повторяли дети:
«Натруженные руки матерей,
святее вас нет ничего на свете!»

***

К маме я спешу в больницу,
к ней бегу я на свиданье.
Ей наверно плохо спится
От уколов и страданий.

Ходит доктор там сердитый
По пустынным коридорам.
Прокрадусь я к ней в палату
Маленьким пугливым вором.

Я купил ей винограда,
«Юбилейного» печенья.
Мама, не болей, не надо,
Не хочу я быть ничейным.

***

Я животик попрошу:
«Ты готовься к малышу».
Пусть скорей он будет с нами,
Он ведь очень нужен маме.
Папа тоже очень ждет,
хоть ночами не ревет.
Просто папа очень сильный,
он не плачет, он мужчина.
Но хоть я грущу порой,
Знаю — будешь ты со мной,
Скоро я тебя увижу,
Скоро «мама» я услышу!
Аист, аист длинноногий,
Где же ты летаешь?
Аист, аист очень строгий,
Разве ты не знаешь,
Что живут на белом свете
Грустные девчонки
И мечта девчонок этих -
Постирать пеленки….

***

Сергей Михалков
ДЕСЯТИЛЕТНИЙ ЧЕЛОВЕК

Крест-накрест белые полоски
На окнах съежившихся хат.
Родные тонкие березки
Тревожно смотрят на закат.

И пес на теплом пепелище,
До глаз испачканный в золе.
Он целый день кого-то ищет
И не находит на селе.

Накинув драный зипунишко,
По огородам, без дорог,
Спешит, торопится парнишка
По солнцу, прямо на восток.

Никто в далекую дорогу
Его теплее не одел,
Никто не обнял у порога
И вслед ему не поглядел,

В нетопленой, разбитой бане,
Ночь скоротавши, как зверек,
Как долго он своим дыханьем
Озябших рук согреть не мог!

Но по щеке его ни разу
Не проложила путь слеза,
Должно быть, слишком много сразу
Увидели его глаза.

Все видевший, на все готовый,
По грудь проваливаясь в снег,
Бежал к своим русоголовый
Десятилетний человек.

Он знал, что где-то               недалече,
Быть может, вон за той горой,
Его, как друга, в темный вечер
Окликнет русский часовой.

И он, прижавшийся к шинели,
Родные слыша голоса,
Расскажет все, на что глядели
Его недетские глаза.

***

Наталья Иванова

БАБУШКА-ЭНЦИКЛОПЕДИЯ

У бабули — внук и внучка -
ПОЧЕМУК и ПОЧЕМУЧКА.
Целый день свои вопросы
Задает народ курносый:

«ПОЧЕМУ зеленый лист?
ПОЧЕМУ поет артист?

ПОЧЕМУ усы у кошки?
ПОЧЕМУ у стула ножки?

ПОЧЕМУ огонь горит?
ПОЧЕМУ орел парит?

ПОЧЕМУ растет трава?
ПОЧЕМУ шумит листва?»

Бабушка весь день в очках
Проверяет в словарях,

Выясняет для внучат,
ПОЧЕМУ ручьи журчат,

ПОЧЕМУ зимой мороз,
ПОЧЕМУ шипы у роз,

ПОЧЕМУ ревет медведь,
ПОЧЕМУ сверкает медь,

ПОЧЕМУ бывает дождик,
ПОЧЕМУ колючий ежик…

Ну и внучка! Ну и внук!
Бабушку они сумели
Сделать «доктором наук»,
И всего за две недели!

***

Что — самая сладкая сладость на свете?
Сахар — могла я 
когда-то               ответить.
Мед, мармелад, пастила.. и щербет..
Только теперь поняла я ответ -

Родного ребеночка — запах макушки,
Что остается на нашей подушке,
Пальчики нежные.. и ноготки-
Попка, коленочки… и локотки…

Что — самая горькая горечь на свете?
Горчица — могла я 
когда-то               ответить…
Редька и уксус… полынь и хинин..
Ну а теперь — мой ответ — лишь один:

Губки дрожащие — плач на подходе
Вот от чего мое сердце заходит..
Самая горечь — родного ребенка -
Полные слез и обиды глазенки…

***

могилы брАтские есть — в почестях -
печаль, вплетенная в венках,
где благодарность рядом топчется,
и скорбь слезами на глазах.

есть бугорки — скупыми цифрами -
и имена, и год, и пол,
таблички вкопаны по-быстрому-
могил безвестных частокол…

и данью моды проникающей
/ гуманный двадцать первый век!/
животных крошечные кладбища -
великодушен человек!

а вы скажИте, где запрятаны -
/до чьих мне прокричать ушей?/
ни в чем не ставши виноватыми,
мир нерожденных малышей?

в каком остались измерении-
нашли забвенье, не прожив
ни дня, ни часа, ни мгновенья?
полумладенцы — миражи…

где это кладбище вселенское -
земных — им не хватило б мест?
оно накрыто занавесками
стыда несбывшихся невест,

оно за липкою испариной -
что по утрам — который год,
в ночах, случайно нам подаренных:
авось — /как в омут/ — пронесёт?

оно в скандалах и пощечинах —
«не допущу, чтоб в подолЕ!»
в подушках, из-за слёз намоченных
в который раз кошмарном сне…

… у стен обшарпанных подъездов -
где впятером, зажав, — одну!
оно с зевком «отца семейства»:
«второго я не потяну!»

оно — ошметками — в подносах,
в металле — лязгом об эмаль-
оно в свечах, что слишком поздно
к иконкам ставятся. Едва ль

уже останется услышанным
«кто виноват?» — немой вопрос,
убийцей может стать родившая,
а с неродившей — что за спрос?.

и час за часом кто-то               мается,
крик от себя гоня взашей,
а
где-то               рядом умножается
Мир… … нерожденных малышей

***

Я — мама. Это много или мало?
Я — мама. Это счастье или крест?
И невозможно все начать сначала,
И я молюсь теперь за то, что есть:
За плач ночной, за молоко, пеленки,
За первый шаг, за первые слова.
За всех детей. За каждого ребенка.
Я — мама! И поэтому права.
Я — целый мир. Я — жизни возрожденье.
И я весь свет хотела бы обнять.
Я — мама. Мама! Это наслажденье
Никто не в силах у меня отнять…

***

Ленка Воробей

Сын смахнёт с меня печаль украдкой, улыбнусь, где в пору — разреветься…
Под его пластмассовой лопаткой — живо моё кварцевое сердце…
Тлен — моя песочная усталость. Прах — моя игрушка в «понарошку»
Всё, что у меня еще осталось — в маленькую высыплю ладошку…

Человечком крохотным из «лего»,
собранным печальными ночами -
подсажу его на край ковчега -
уплывай, не майся сволочами…

Теми, что смеются над тобою,
ангелочком с заячьей губою -
на беду не отвечай напастью,
злом, с определенно волчьей пастью…

Уплыви… О чем жалеть?! Не надо… На душе прирученные стужи,
на дворе — побита птица градом… у кого-то бито сердце мужем…
Как после греха или огреха, провожаю будто-то бы на плаху…
Завернись в счастливую рубаху…
Выживи! …
А все умрут от смеха…

***

Засыпал сегодня Ромка.
Раз — попукал очень громко,
два — поплакал, Три — покакал..
И четыре — попу мыл:
Пять — с игрушкой развлекался,
Шесть — немного посмеялся,
Семь — послушал колыбельку
Восемь — с мобилем гулил…

Девять = с папой покачался,
Десять — с мамой обнимался.
На одиннадцать — размялся
На двенадцать — подустал
Но не тут то было братцы -
Не уснул и на тринадцать!
Видно таймер на отключку
Вдруг работать перестал.

Все советы, книжки — В топку!
Папа ищет в Ромке кнопку,
Сколько ж в этом мелком теле
Энергетики, етить?
Может шнур к нему приладить,
За своими чтоб делами,
Еликтричество он делал
чтоб поменьше нам платить?

На четырнадцать — у мамы
Ручки как у обезьяны,
Папа — тоже С ними схожий
Оба — вымотаны в хлам…

… утро. Солнышко крадется…
Из кроватки раздается
Мирный сап. Уснул ребенок
На Сто тысяч двадцать пять.
И родители — с одышкой
Дремлют в этой передышке…
Чтобы вечером с Ромашкой
Снова весело считать.

***

Когда болеют дети

Мне ничего, мне ничего не нужно.
Противны звёзды, лето и трава.
Твой голос тих, отчаянно простужен,
горит в кудряшках светлых голова.

Я здесь, родной. Приму любые муки,
во мне все страсти неба и огня.
Всё хорошо, иди ко мне на руки,
прижмись, сынок, кровиночка моя.

Я всё отдам. Оставь мне только малость
о, Господи, на небе, на земле
помилуй, чтобы беды не касались
и волоска на милой голове.

Нет ничего, нет ничего страшней,
чем боли и страдания детей.

***

Когда умирают дети,
Земля умирает с ними,
И только осенний ветер
В холодной немой пустыне.

Когда умирают дети,
Превращаясь в ночные звёзды,
Поздно искать ответы,
Отвечать уже слишком поздно.

Когда умирают дети,
Только смех их звенит как прежде,
Пролетая над белым светом,
Не даёт умереть надежде.

***

Я-МАМА. Это много или мало?
Я-МАМА. Это счастье или крест?
И невозможно все начать сначала,
И я молюсь теперь за то,что есть:
За плач ночной,за молоко,пеленки,
За первый шаг,за первые слова.
За всех детей. За каждого ребенка.
Я-МАМА! И поэтому права.
Я-целый мир. Я жизни возрожденье.
И я весь свет хотела бы обнять.
Я-МАМА! МАМА!!! Это наслажденье
Никто не в силах у меня отнять!

***

ГОРШОК

И девченки и мальчишки часто писают в штанишки
мамы негодуют,а детишки дуют
на глазах у всей страны гордо писают в штаны,
но когда большими станут они писать перестанут

***

А.Усачёв

Почему Кощей Бессмертный
Прожил десять тысяч лет?
Потому что был бездетный.
И детей не любит… Нет!

Эти дочки и сыночки —
Хуже нету заморочки:
То корми их, то играй…
Хоть ложись и помирай!
Почему Кощей Бессемертный
Просто сказочно богат?
Потому что он бездетный
И к тому же — не женат.

Эти дочки и сыночки
Деньги вытащат из бочки:
То конфеты, то наряд —
Вмиг папашу разорят!
Почему Кощей Бессмертный —
Всемогущий Властелин?
Сундучок его заветный
Не найдут ни дочь, ни сын.

Эти дочки и сыночки
С сундука сорвут замочки:
Доберутся до яйца —
Трах — иглу… И нет отца!
Довести способны дети
И Бессмертного до смерти!

***

Любовь, весна и сердца стук…
Узнать что станешь мамой вдруг…
Тревоги, роды, первый крик…
И эти слёзы на двоих…
И тысячи ночей бессонных,
И слово МАМА… это слово!…
И первый шаг, и первый «шмяк»
И снова встать! И снова так!…
Тепло ладошек на щеках…
Игрушку в маленьких руках…
И детский сад… и платье в блестках…
И танец маленьких березок…
Разбитый нос… понурый взгляд…
«Ма, это Васька виноват!»
Хотеть расплакаться, стерпеть…
И плакать запретить хотеть…
И первый класс, бассейн, кино…
На нашу улицу окно…
Котенка грязного с двора
Что в дом дочурка принесла…
И вновь лечение зубов…
И снова на коленках кровь…
Опять жалеть, любить… любить…
И самой лучшей мамой быть…
Уроки, книги, чудеса…
В окно влетевшая оса…
Сомненья… первая любовь…
И снова рядом… вновь и вновь…
Найти дневник случайно… спрятать…
Опять понять, опять не плакать…
Звонок последний, выпускной,
И нос украшенный «весной»…
Друзья, работа, Интернет…
И времени на маму нет…
Однажды вдруг услышать это:
«мне не нужны твои советы»…
Обидеться, принять, заплакать…
И вновь стелить на праздник скатерть…
И жить… И ждать издалека
Звук телефонного звонка…

***

НЕ БЕЙТЕ ДЕТЕЙ!

Эдуард Асадов

Не бейте детей, никогда не бейте!
Поймите, вы бьете в них сами себя,
Неважно, любя их иль не любя,
Но делать такого вовек не смейте!

Вы только взгляните: пред вами — дети,
Какое ж, простите, геройство тут?!
Но сколько ж таких, кто жестоко бьют,
Вложив чуть не душу в тот черный труд,
Заведомо зная, что не ответят!

Кричи на них, бей! А чего стесняться?!
Ведь мы ж многократно сильней детей!
Но если по совести разобраться,
То порка — бессилье больших людей!

И сколько ж порой на детей срывается
Всех взрослых конфликтов, обид и гроз.
Ну как же рука только поднимается
На ужас в глазах и потоки слез?!

И можно ль распущенно озлобляться,
Калеча и душу, и детский взгляд,
Чтоб после же искренно удивляться
Вдруг вспышкам жестокости у ребят.

Мир жив добротою и уваженьем,
А плетка рождает лишь страх и ложь.
И то, что не можешь взять убежденьем —
Хоть тресни — побоями не возьмешь!

В ребячьей душе все хрустально-тонко,
Разрушим — вовеки не соберем.
И день, когда мы избили ребенка,
Пусть станет позорнейшим нашим днем!

Когда-то подавлены вашей силою,
Не знаю, как жить они после будут,
Но только запомните, люди милые,
Они той жестокости не забудут.

Семья — это крохотная страна.
И радости наши произрастают,
Когда в подготовленный грунт бросают
Лишь самые добрые семена!

***

Если вы родители-
Ласкатели, хвалители,
Если вы родители-
Прощатели, любители,
Если разрешители,
Купители, дарители,
Тогда вы не родители,
Апросто восхитители!
А если вы родители-
Ворчатели, сердители,
А если вы родители-
Ругатели, стыдители,
Гулять не пускатели,
Собакозапретители…
То знаете, родители,
Вы просто крокодители!

***

Мальчик мой, деточка
Расцелую в пяточки
В твои кулачки сжатые
Вложу сердце свое горячее
Молоком прольюсь в твои песенки
Прорасту душой в твои горести
Растворюсь в тебе вся до капельки
Если ты уйдешь, что останется?

***

Остановись! Пусть он увидит солнце,
Услышит шум весеннего дождя
И будет в час счастливейшей бессонницы
Смотреть на звезды, глаз не отводя.
Тебе легко не дать ему родиться.
Тебя не станут за руки держать -
Ведь он не сможет даже защититься,
Не сможет вскрикнуть,встать и убежать.
И разве не смогла б ты поделиться
С ним миром, домом, лаской и теплом,
И если нужно даже потесниться
И дать ему местечко за столом?
И, может быть, никто другой, а этот,
Чья жизнь уже на ниточке висит,
Окажется Ученым или Поэтом
И целый мир о нем заговорит.

***

Детство — праздник жизни:
Поцелуи, ласки!
Почему ж не светятся
У детишек глазки?

Почему же вместо
Розовеньких щечек
Мертвенная бледность
От бессонной ночи?

Слёзы осушатся.
Сердце зачерствеет.
А хотелось ведь прижаться
К мамочкиной шее!

А ведь теплилась когда-то               
В их сердцах надежда!
А ведь верили ребята
И мечтали прежде,

Что придет за ними мама,
Крепко поцелует!
И наивно, но упрямо
Ждали жизнь другую.

Счет идет по месяцам —
Мамы нет и нет.
Леденеют их сердца,
Блекнет жизни цвет.

Щеки больше не алеют.
«Никому не нужен!»
Так спасите же скорее
Брошенные души!

***

Исковерканные судьбы
И растоптанные души!
Им любви, тепла чуть-чуть бы!
Сирота, кому ты нужен?

Повзрослеешь слишком рано,
И в душе лишь боль и злоба!
Сердце же — сплошная рана!
Как легко их из утробы

Вышвырнула в мир жестокий
Женщина, что жизнь дала им!
Как цинично предала их!
Жизнь преподнесла уроки -
Сердце их не принимает!

***

Мама! В моем крохотном сердечке
Столько нерастраченной любви!
Где же ты, родной мой человечек?
Позови меня, родная, позови!

Мне так холодно в моей пустой кроватке!
Мамочка, прижми меня к груди!
Без сомненья полюби и без оглядки!
Мамочка, приди ко мне, приди!

Мамочка, мне очень одиноко!
Я ищу тебя глазами вновь и вновь!
Полюби меня без страха и упрека,
Ведь мне так нужна твоя любовь!

***

Голос нерожденного ребенка

Я такой же как все, как бутончик в росе
Я хотел расцвести и по жизни идти.
Мама, мама зачем ты меня сорвала?
Мама, мама зачем мою жизнь отняла?
Я просил: не губи! Я молил: полюби!
Только слышал в ответ: Нет! Нет! Нет!

Расцветают сады и приносят плоды
неужели бы мне не хватило еды?
Как красиво поют по весне соловьи…
Неужели бы мне не хватило любви?

Хорошо бы родиться у птиц, у зверей
Ведь ни звери, ни птицы не губят детей…
Я бы зайчиком серым скакал по лугам
Или лебедем белым летел к облакам

***

Маленький зайчонок улыбнулся маме:
Я тебя люблю вот так! — и развел руками.
А вот как я тебя люблю! — мать ему сказала,
Развела руками и тоже показала.
— Это очень много, — прошептал зайчишка,
— Это очень, очень много, много, но не слишком.
Он присел и прыгнул высоко, как мячик
Я тебя люблю вот так! — засмеялся зайчик.
И тогда ему в ответ, разбежавшись, лихо,
— Вот как я тебя люблю! — подпрыгнула зайчиха.
— Это очень много, — прошептал зайчишка,
— Это очень, очень много, много, но не слишком.
— Я тебя люблю вот так! — зайчик улыбнулся
И на травке-мураве перекувыркнулся.
— А вот как я тебя люблю! — мамочка сказала,
Кувыркнулась, обняла и поцеловала.
— Это очень много, — прошептал зайчишка,
— Это очень, очень много, много, но не слишком.
— Видишь, дерево растет, возле речки прямо?
Я тебя люблю вот так! — понимаешь, мама.
А у мамы на руках видно всю долину.
— Вот как я тебя люблю! — мать сказала сыну.
Так прошел веселый день, в час, когда смеркалось,
Желто-белая луна в небе показалась.
Ночью детям нужно спать даже в нашей сказке.
Зайчик маме прошептал, закрывая глазки:
— От земли и до луны, а потом обратно -
Вот как я тебя люблю! Разве не понятно?..
Подоткнув со всех сторон зайке одеяло,
Тихо-тихо перед сном мама прошептала:
— Это очень-очень много, это так приятно,
Когда любят до луны, а потом обратно!

***

Я вчера ошиблась этажом
В здании тридцатой гор.больницы —
(Это ветхий, очень старый дом,
Где скрипят тоскливо половицы)

— Как пройти отсюда на массаж?
— Выше. Выше: прямо и направо:
Лестничный пролет. Второй этаж.
За стеклом хирурги-костоправы.

Все не то: А это что за вход?
(осторожно дверцу открываю)
— Девушка, у нас сейчас обход.
Не мешайте! — и не мешаю).

— Вы к кому?
— Да, в общем, ни к кому:
— Ах, наверно, Вы из меценатов?
— Из кого? Простите:. не пойму:
— Проходите в первую палату!

Ладно: Отчего бы не пройти,
Раз уж так активно приглашают?
Господи, куда твои пути
Приведут сегодня? Я не знаю.

В коридоре сумрачная тишь,
Ожиданье придавило плечи.
Вдруг, смотрю..: застенчивый малыш
Осторожно вышел мне на встречу.

(гoда два ему, а, может, три):
Застеснялся… поспешил обратно…
— Стой, хороший мой. Не уходи!
Но мальчонка убежал в палату…

— Девушка, не стойте у дверей!
Проходите и располагайтесь.
Здесь пятнадцать отказных детей.
Поиграйте с ними: Не стесняйтесь.

— Что сказали вы? Мне не понять:..
«Отказных»? Что значит это слово?
— Господи, ну бросила их мать!..
Надо ж быть такою бестолковой!

— Бросила? Как это?
— Да вот так!
Вы как будто первый день на свете!
Ведь в России форменный бардак —
(Все мы, в чем-то               , брошенные дети):

Надо мной разверзлись небеса -
Как во сне я шла по коридору,
И упрямо горькая слеза
Застилала свет, мешала взору:..

Пять кроваток к ряду у стены —
них лежат трехмесячные крошки).
Дети спят:. возможно, видят сны:..
Тихо солнце льётся из окошка.

Медленно на цыпочки встаю:
Кто там плачет?
— Ладушка проснулась?
Успокойся… Баюшки-баю:
Ах, как сладко-сладко потянулась:

Я беру на руки малыша:
— Так… штанишки мокрые: Бывает.
Ну не плачь, — шепчу я, чуть дыша, -
Мы сейчас пеленки поменяем.

«Доченька»: хорошая моя: -
Подношу к губам твои ладошки, -
Мама здесь:.. сегодня мама — я:..
Всё по правде: всё не понарошку:.

Девочка глядит в мои глаза,
И в улыбке растянулся ротик:..
Я молчу: не знаю, что сказать,
Робко глажу спинку и животик.

Маленькими ручками дитя
Обхватило вдруг меня за шею
И прильнуло с нежностью, любя.
собою больше не владею)

Не могу сдержать горячих слёз,
Поправляя сбитую подушку,
Задаю бессмысленный вопрос:
Где же мать — беспечная кукушка?

Милая, ну, как же ты могла?!!!
Как? Ребенка подарила миру,
Чтоб затем, лишив его тепла,
Укатить транзитным пассажиром?

Не виню… Поверишь??? Видит Бог:
Знаю все о женской трудной доле::
Мир безумен:. мир порой жесток —
(сердце разрывается от боли:.).

Вот вошел в палату карапуз,
Ножками едва передвигая:
— Стоп: Не падать! Господи Иисус!
Что мне делать с вами? Я не знаю:.

Сколько здесь печальных добрых глаз!
Как согреть вас всех, помилуй, Боже:
— Я иду: бегу к тебе:.. сейчас:..
— Как его зовут?
— Его? Сережа…

— Ну, Сергунька, ты уже большой:.
Нам ходить давно пора учиться!
Дай мне ручку: шаг: теперь второй:
Так: еще: а ну-ка не лениться!

Молодец! Серега, ты герой:..
Скоро будешь бегать — не догонишь:
Леночка, не плакать: я с тобой:..
Не вертись! — бутылочку уронишь,

Пей, моя родная, молочко:
Подрастай: И будь всегда здорова:.
Знаю-знаю: это не легко:
Ну-ка пей! -)) — уважь труды коровы…

Я вчера ошиблась этажом
В здании тридцатой гор.больницы.
Ночь… Гроза… И первый майский гром:
мне сегодня слишком плохо спится…

***

Онкология.

Здесь дети смеются, здесь дети играют,
Здесь дети один за одним умирают
Не встретите в этой больнице вы плача
Родители здесь не могу иначе
Они могут только в подушку уткнуться,
Слезу пропустить и тут-же утрутся
Здесь ценится жизнь- её каждый миг
Встречается только здесь детский лишь крик.
Кричат малыши здесь только от боли
Когда уж терпеть у них нет больше воли
Родители бьются за чадо своё
Остановить их не может ничто
Бессонные ночи и страх нипочём
Не верят они, что малыш обречён.
Секунда здесь каждая всем дорога
Пусть так, лишь бы вместе с дитём навека
Всё выдержит мать, всё сумеет стерпеть
Вот только б малыш перестал бы болеть.
Не каждый из нас им руку протянет,
Не каждый из нас к детям в гости заглянет.
Стараясь не думать мы мимо проходим
Не мы ведь своих детишек хороним.
Зачем помогать — малышей не спасти
Гораздо ведь проще мимо пройти.
А вы загляните в глаза тех детей
И сердце у вас сразу станет добрей.
Глаза малышей как глаза стариков
В них боль накопилась за много веков
Нет в мире глаз смелей и добрей
Чем глаза у болящих детей

Мария Кравченко

***

Молитва матери

Всю ночь на коленях мать простояла
Всю ночь пред иконою глаз не смыкала
Залито слезами её лицо
И просит у бога она одного:
«О боже дай сил испытанье пройти,
За все прегрешенья меня ты прости,
Рукою могучей беду отведи,
Кровинку мою от болезни спаси.
Не отнимай мою жизнь у меня,
Прошу исцели моего ты дитя
Ведь он пред тобой не повинен не в чём,
Совсем недавно на свет он рождён
Пусть рак не терзает тело его.
Молю я! И верю в тебя одного.»

Мария Кравченко

***

Алиночке Харченко посвящается (17 мая 2009г. ей исполнилось только 7 лет,
а 16 июля 2009г. Алюша стала ангелом и навсегда покинула наш мир).

Когда-то беззаботною девчонкою была
Ты бегала, смеялась, рисовала,
Но в двери постучалась вдруг беда
Больница вторым домом стала
Почти три года ты за жизнь сражалась
Уколы, химия, реанимация,
Но ты всегда как взрослая держалась
Не опускала руки никогда
И как-то    ты у мамы шарик попросила
Чтоб боженьке записку передать
В Записке об одном молила
Болезнь из тельца твоего забрать.
И бог за все твои страданья
Решил тебя к себе забрать.
Теперь ты ангел и тебе не больно
И можешь снова ты играть.

Солнышко прости нас что не смогли помочь!
Мария Кравченко

***

Замерла от счастья я сегодня ночью…
Просто мне подумалось… *у меня есть Доча*

Удивляюсь каждый день, заново как будто
У меня есть девочка, как так и откуда-то?

Много или мало, мало или много…
Просто это счастье данное мне Богом.

Поцелую ручки, пяточки поглажу
Остальное вроде, все не так уж важно.

Длинные реснички, не мои… но все же
Взгляд моей малышки мне всего дороже.

Как же в этих глазках слез ее не видеть.
Как бы с ней не ссориться, как бы не обидеть.

Как бы мне помочь ей, улыбаться чаще
Как же рассказать ей, что такое счастье.

Постараюсь милая, постараюсь честно
Быть тебе хранителем, ангелом небесным.

Поцелую носик, поцелую глазик.
Счастья тебе милая, счастья Бога ради.

Замерла от счастья я сегодня ночью…
Просто мне подумалось… *у меня есть Доча*


***
Говорил не рожденный малыш:
«Я боюсь приходить в этот мир…
Столько здесь неприветливых, злых
Глаз колючих, усмешек чужих…

Я замерзну, я там заблужусь,
Я промокну под сильным дождем…
Ну к кому я тихонько прижмусь?
С кем оставшись, побуду вдвоем?… «

Отвечал ему тихо Господь:
«Не печалься, малыш, не грусти…
Ангел добрый, он будет с тобой
Пока будешь мужать и расти…

Будет он тебя нежить, качать,
Наклонясь, колыбельные петь.
Будет крепко к груди прижимать,
Будет крыльями бережно греть.

Первый зуб, первый шаг видеть твой.
И ладошкой слезинки стирать.
А в болезни, склонясь над тобой,
Жар губами со лба убирать…

И когда, начиная взрослеть,
Ты дорогу отыщешь свою.
Ангел будет вослед лишь смотреть,
Повторяя молитву свою… «

Как же Ангела имя? — Скажи…
Как его мне средь тысяч узнать?
Это вовсе не важно, малыш…
Мамой будешь ты Ангела звать.


***
ПОСВЯЩАЕТСЯ НАШИМ ДЕТЯМ….

Я свяжу тебе жизнь из пушистых мохеровых ниток,
Я свяжу тебе жизнь не солгу ни единой петли,
Я свяжу тебе жизнь где узором по полю молитвы
Пожелания счастья в лучах настоящей любви.
Я свяжу тебе жизнь из веселой меланжевой пряжи,
Я свяжу тебе жизнь и потом от души подарю.
Где я нитки беру? Никому,никогда не признаюсь,
Чтоб связать тебе жизнь-я тайком распускаю свою… ….

***
В далёком, чистом и безгрешном детстве
Шажок за шагом совершая путь,
Мы хныкали:

„Мамуля! Дай мне ручку!“,
Чтоб лужу или ямку обогнуть.

И обхватив ручонками ладошку,
За пальчики счастливо теребя…
Мы забывали обо всём на свете,
Всецело полагаясь — на ТЕБЯ!

Промчались годы… дети повзрослели.
Стал твёрже шаг, суровее стал взгляд…
Но нет руки надёжней и теплее
Чем та, что нас водила в детский сад.

И часто по-над пропастью шагая,
Иль прозябая в горьком тупике,
Спокойна я… лишь потому, что знаю -
Ты, Мамочка — всегда поможешь мне!

Когда порою жизнь устроит взбучку,
И обручем стальным мне сдавит грудь…
Шепчу, как в детстве:

„Мамочка! Дай… ручку!“
И легче вдруг становится мой путь.

Подай мне руку! Мамочка… родная!
Ведь я сейчас с бедой… наедине!
А ты всё слышишь, ты всё знаешь… Мама!
И как спасенье тянешь руку мне…


***
Что такое счастье? Таким простым вопросом
Пожалуй, задавался не один философ.
А на самом деле счастье это просто.
Начинается оно с полуметра роста.
Это распашонки,
Пинетки и слюнявчик,
Новенький описанный мамин сарафанчик.
Рваные колготки, сбитые коленки,
Это разрисованные в коридоре стенки.
Счастье это мягкие теплые ладошки,
За диваном фантики, на диване крошки.
Это целый ворох сломанных игрушек,
Это постоянный грохот погремушек.
Счастье это пяточки босиком по полу.
Градусник под мышкой, слезы и уколы.
Ссадины и раны, синяки на лбу,
Это постоянное Что? Да почему?
Счастье это санки, снеговик и горка.
Маленькая свечка на огромном торте.
Это бесконечное „Почитай мне сказку“,
Это ежедневные Хрюша со Степашкой.
Это теплый носик из-под одеяла,
Заяц на подушке, синяя пижама.
Брызги по всей ванной, пена на полу.
Кукольный театр, утренник в саду.
Что такое счастье?
Проще нет ответа:
Оно есть у каждого — у кого есть дети)))))


***

Скажите, откуда я взялся?
Я всем задавал вопрос.
А дедушка мне ответил:
— Нам аист тебя принес.

А бабушка мне сказала:
— В капусте тебя нашли.
А дядя шутил: — С вокзала
В корзинке тебя принесли.

Я знаю, неправда это,
Мама меня родила,
Я только не знаю ответа,
Где мама меня взяла.

Сестра на меня ворчала:
— Ты голову всем вскружил.
А я начинал сначала:
— А где я до мамы жил?

Никто это тайну из взрослых
Мне так объяснить и не смог.
Лишь мама ответила просто:
-ТЫ ЖИЛ В МОЕМ СЕРДЦЕ, СЫНОК!

***

Дети — это счастье, дети — это радость,
Дети — это в жизни свежий ветерок.
Их не заработать, это не награда,
Их по благодати взрослым дарит Бог.
Дети, как ни странно, также испытание.
Дети, как деревья, сами не растут.
Им нужна забота, ласка, понимание.
Дети — это время, дети — это труд.
Дети — это чудо, доброты послание,
Лучики восхода, капельки любви.
Дети — это каждой девушки желанье
(Даже карьеристки, в глубине души).
Дети — это ночью частые вставания,
Дети — это соски, колики, горшки.
Дети — это споры в вопросах воспитания,
Мамины молитвы, папины посты.
Дети — это ласка, искренность и дружба.
Спорят понарошку, любят так всерьёз.
С ним нам лукавить, прятаться не нужно -
Детскими глазами видно нас насквозь.
Дети — это папы часто нету дома,
Дети — это мама дома целый день.
Дети — это часто узкий круг знакомых,
Собственные планы двигаются в тень.
Дети — это будто жизнь пошла сначала:
Первые улыбки, первые шаги,
Первые успехи, первые провалы.
Дети — это опыт, дети — это мы!

 

25.08.2010, 116153 просмотра.

 
НАШ ГИМН

Н.Олев, М.Дунаевский, песня из к/ф "Мери Поппинс"

ПОДДЕРЖИТЕ ПРОЕКТ

Если вам нравится то, что мы делаем, если всей душой вы с нами, то даже небольшая помощь от вас стала бы очень дорогим подарком для нас!
Яндекс-кошелек: 41001455121309
ДЛЯ СПОНСОРОВ

НОВОСТИ


НАШИ ДРУЗЬЯ

ЖЕНСКАЯ ЖИЗНЬ - форум для родителей

ТИГР-Новосибирск

ПИТЕРМАМА

БП "Территория детства"

Управление "К" МВД РФ - сообщить о детс.порнографии в интернете. Пожалуйста, проконтролируйте эффективность действий по вашей заявке или продублируйте адрес нам! detirf@mail.ru


Все права на материалы данного сайта, созданные администрацией принадлежат орагнизации "Дети Планеты". Администратор сайта info@detirf.org